Почему рядом с родителями мы снова становимся маленькими

0 / 5 (0 голосов)

Подростковая агрессивность, детская нежность или капризы — в общении с родителями в нас неизменно оживают забытые эмоции ранних лет жизни. Умение принять это возвращение в детство — признак зрелости, считает гештальт-психолог Елена Калитеевская.

Познать себя 
Человек среди людей 
Старшее поколение 

Почему рядом с родителями мы снова становимся маленькими

«В который раз я обещаю, что возьму себя в руки, — и в который раз срываюсь: поездка к матери всегда заканчивается скандалом!» — сетует 34-летняя Кристина. Она руководит департаментом урегулирования претензий в страховой компании, и в самых сложных рабочих ситуациях ей удается сохранять самообладание. Но стоит ей переступить порог материнского дома, как она «на глазах уменьшается», словно Алиса в Стране чудес. В этот момент ей начинает казаться, что мама бесцеремонными вопросами и советами вмешивается в ее личную жизнь, и Кристина теряет все свои «взрослые» способности к конструктивному разговору.

«Мало кому из нас удается избежать таких ситуаций, — говорит Елена Калитеевская. — Время поворачивается вспять и отбрасывает нас туда, где мы еще маленькие, а они — уже большие». В общении с родителями просыпаются детские чувства и желания, удовлетворить которые мы (даже став взрослыми) так и не смогли. Осознав это, мы можем многое понять о себе.

Пережить ощущения детства

Иногда пробуждение «детских» чувств нас смущает. «Мне становится неловко, когда я осознаю, что до сих пор ищу одобрения отца, — признается 38-летний Дмитрий. — По профессии он тоже архитектор, и я трудом представляю ситуацию, чтобы я сдал работу без того, чтобы к нему обратиться».

Пока мы маленькие, мы имеем право на безусловную любовь — просто за то, что мы есть у своих родителей. Взрослому человеку трудно рассчитывать на безусловные чувства, нам приходится «заслуживать» уважение, привязанность, любовь. Одобрение родителей позволяет ненадолго забыть о своей взрослости, получить отпуск от повседневного напряжения сил, переложить тревогу на другого — мудрого и доброжелательного — и ожидать его заботы.

«С другой стороны, если взрослый человек все еще делегирует матери или отцу право оценивать свой выбор в профессиональной и личной жизни, он сохраняет зависимость от них и этим ставит себя в уязвимое положение», — добавляет Елена Калитеевская.

Можно ли быть взрослым в доме родителей

Родители — нередко единственные свидетели нашего детства, те, кто помнит нас маленькими детьми. Встречаясь с ними, мы можем вновь почувствовать в себе ребенка, которым когда-то были, и вновь пережить ощущения детства.

29-летняя Людмила совершает такие путешествия во времени с удовольствием. «Когда настроение падает, я звоню родителям и говорю, что мне надо «отсидеться в гнезде», — признается она. — Два выходных дня я хожу по дому в пижаме, смотрю телевизор, а мама хлопочет, готовит мне разные вкусности… Уезжаю от них как новенькая. Один приятель мне как-то сказал: «Родители же не вечны, как ты будешь без них?» Я похолодела: мне хочется верить, что они будут у меня всегда».

В таком поведении присутствуют следы регрессии — одного из защитных механизмов психики: в тревожной или конфликтной ситуации мы бессознательно возвращаемся к более ранним, более примитивным детским формам поведения. Но не всегда такая регрессия означает погружение в сладостную идиллию.

Рядом с родителями мы становимся детьми и по-детски горячо переживаем их упреки и боимся огорчить

«Я не знаю, как описать то болезненное ощущение, которое меня охватывает, когда я провожу у них больше двух-трех дней, — рассказывает 42-летняя Лариса. — Я теряю ориентиры: муж, работа, друзья — все словно расплывается. Я мечусь между желанием остаться собой и ностальгией по детству. И почему-то все время чувствую перед ними вину».

Рядом с родителями мы становимся детьми и по-детски горячо переживаем их упреки («Что ж ты так давно не появлялся!»). Боимся огорчить и по-детски скрываем от них стоимость обновки, свои болезни и проблемы на работе. По-детски теряемся, не можем настоять на своем и под давлением родителей берем на себя ненужные обязательства.

«Многим из нас трудно признаться себе в том, какие чувства на самом деле мы испытываем по отношению к собственным родителям: нежность, ярость, обиду, вину, гнев», — говорит Елена Калитеевская.

Мы пытаемся избегать конфликтов или вступаем в грубую конфронтацию — и все потому, что не смогли стать равноправными взрослыми людьми, которые могут заботиться о другом, не подавляя его, и позволять ему заботиться о себе.

Почему рядом с родителями мы снова становимся маленькими

Потребность в родительском одобрении

Некоторые воспринимают отца и мать как властных, безапелляционных судей — трудно повзрослеть, если находиться рядом с ними постоянно. «Только отделившись от родителей, заняв собственную жизненную позицию, мы «возвращаемся» к ним», — поясняет Елена Калитеевская. Именно тогда наши отношения будут взаимодействием равноправных взрослых людей. Если же этого не происходит, мы продолжаем доказывать отцу и матери, что состоялись в жизни.

41-летняя Мария заметила, что в присутствии родителей обращается с собственными детьми слишком строго: «Они должны были быть лучшими во всем. Дошло до того, что я стала расписывать их несуществующие школьные успехи — только для того, чтобы доказать маме и папе, что я тоже способна быть хорошей матерью». Работая с психотерапевтом, Мария смогла понять, что все это время она пыталась добиться признания родителей и эта бессознательная потребность удерживала ее в состоянии зависимости от них.

26-летний Антон год назад объявил родителям, что будет встречать Новый год не с ними (как это было раньше), а в компании друзей. «Я почувствовал такое облегчение и так гордился собой. Раньше этот поступок был немыслим для меня как для образцово-показательного сына».

Внутренняя работа над ощущением «здесь и сейчас» продвигает нас вперед и помогает обрести независимость

«Чтобы принять родителей, сначала необходимо от них отделиться, — поясняет Елена Калитеевская. — Так устроен человек: чтобы испытать какое-либо чувство вполне, мы должны быть знакомы с его противоположностью. Чтобы ощутить себя маленьким, взрослый человек должен представлять себе, что значит быть большим. Чтобы ощутить близость, привязанность, любовь, нужно получить опыт одиночества, отчужденности и, возможно, даже неприязни в общении с другим человеком».

На разных этапах жизни у нас возникает потребность чувствовать свою самостоятельность или, наоборот, стать маленькими, послушными… Эта гибкость, «текучесть» — закономерное свойство любых отношений, а если мы «застываем» на каком-то одном их типе, то скорее всего находимся внутри некой неразрешенной проблемы.

«Внутренняя работа над ощущением «здесь и сейчас» продвигает нас вперед и помогает обрести независимость», — добавляет Елена Калитеевская. Быть взрослым — значит уметь спокойно, но твердо отстаивать (в том числе и перед родителями) свои идеи и личное пространство. Зная свои уязвимые места, мы можем позволить себе иногда возвращаться в детство.

«Мы не осмелились их разочаровать» 

«Два года назад мы с сестрой решили бросить курить, — рассказывает 37-летняя Анна. — И заявили об этом в присутствии родителей. Решимость наша продержалась недолго, но мама и папа так нами гордились, что мы не решились их разочаровать. В результате каждый раз, когда мы к ним приезжаем, вместе или порознь, мы курим тайком! Когда ты, прячась, берешь сигарету, то чувствуешь себя ужасно виноватой. Но, когда нас двое, это превращается в детскую игру: мы перемигиваемся, когда хотим улизнуть покурить на чердак, хихикаем, придумываем повод, чтобы пойти прогуляться — например, с собакой. Как девчонки! Мы сами себя убеждаем, что родители ничего не замечают, но кто знает…»

Способ забыть о времени

Одни вспоминают детские годы как потерянный рай, время безмятежности и счастья, другие — как самый неприятный период жизни.

«Детство не знает альтернативы, — поясняет Елена Калитеевская. — Для каждого это целый мир — прекрасный или ужасный, который нам подарили родители, и иного мы не знали. Этот мир не нужно было принимать особым усилием, он был просто дан. У кого-то это пространство отношений было наполнено любовью и нежностью, у кого-то — ревностью и обидами. В любом случае в сложных ситуациях каждый возвращается к тем первичным отношениям и чувствам, которые были в его детстве».

Регрессия, возврат в детство могут стать чем-то вроде эликсира молодости. «Наши родители стареют, но, пока они живы, они словно стоят между нами и смертью, — говорит Елена Калитеевская. — И, если они живы, если родительский дом принимает нас, дает возможность почувствовать себя маленькими, это отдаляет нас от неизбежного конца жизни и укрепляет чувство безопасности».

Возможность снова стать детьми ненадолго останавливает время, стирает прошедшие годы и на мгновение дарит иллюзию, что у нас впереди вечность.

Отцы и дети: четыре эпохи жизни 

С точки зрения гештальт-терапии в отношениях между родителями и детьми выделяют четыре этапа, рассказывает французский психотерапевт, директор парижской Школы гештальта Гонзаг Маскелье.

1. Зависимость. Ребенок зависит от родителей во всех отношениях — материальном, эмоциональном и физическом.

2. Противозависимость. В подростковом возрасте решения принимаются и поступки совершаются в противоположность позиции родителей — как реакция против нее. Подросток учится свободе через конфликт.

3. Независимость. Формируется постепенно, по мере взросления. Примерно к 40 годам может быть достигнута полная самостоятельность: человек осуществляет собственные проекты в соответствии со своими желаниями.

4. Взаимозависимость. Ближе к 50 годам взрослые люди сближаются со своими родителями, открывают для себя ценность связей со старшими поколениями, приходят к взаимному обогащению, которое несет эта новая близость.

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + 15 =

3 + восемь =