«Яжемать»: боль, гнев и любовь

0 / 5 (0 голосов)

Кто скрывается за этим названием? Женщина, которая разрешает ребенку кричать в общественном месте или сама кричит на него по любому поводу? И как нам быть, если раздражает и то, и другое?

Родителям 

«Яжемать»: боль, гнев и любовь
«Яжемать»: боль, гнев и любовь
«Мне 33 года, и меня ни разу не целовали»294598«Яжемать»: боль, гнев и любовь
«Родители мужа — люди с другой планеты»511804«Яжемать»: боль, гнев и любовь
Как повысить самооценку и обрести уверенность? 11 советов психолога795108

Количество групп, посвященных «яжематерям» в социальных сетях, растет, как и число их подписчиков. В них выложены сотни видео и фото с участием матерей, чье поведение противоречит социальным нормам. «Вконтакте» в группе «Яжемать» около полутора миллионов участников. Этот оборот мы видим и в заголовках новостей. Откуда он взялся? И почему наше внимание так привлекают женщины, которые на все готовы ради своих детей?

Чтобы обсудить это, мы пригласили в редакцию экспертов, которым доверяют современные родители. Психолог, автор просветительских произведений для родителей и детей Людмила Петрановская, психотерапевт, специалист по семейным отношениям Илья Суслов и автор книги «Не просто устала. Как распознать и преодолеть послеродовую депрессию», соосновательница проекта о ментальном здоровье матерей «Бережно к себе» Ксения Красильникова встретились за круглым столом и ответили на наши вопросы.

Psychologies: Как бы вы определили, кто «яжемать»?

Людмила Петрановская: Для некоторых женщин с детьми «яжемать» — шуточное самоназвание. Я часто слышу от мам: «Шила до часу ночи новогодний костюм дочери, вот такая я «яжемать»! Но когда это выражение адресуется другим, то может наполняться негативным смыслом. И это часть того двойного послания, которое получают современные родители. К ним сегодня предъявляются высокие требования.

По социальным, демографическим обстоятельствам у нас сейчас дети очень «дорогие». Раньше деторождение было «венчурным проектом»: десятерых родил, двое из них уцелели, и слава богу! Сегодня дети — важная инвестиция. У государства и общества есть ожидания по поводу того, на каком уровне будут обеспечиваться их потребности: ребенок должен быть окружен любовью, заботой, вниманием. Мать обязана всегда его обнимать, никогда на него не кричать, по попе не бить.

Так женщины становятся фронтменами этой идеи. Но когда они ее реализуют, к ним опять приходит общество с противоположным посылом: «Пожалуйста, так обеспечивайте ребенка, чтобы у него все было прекрасно, но при этом чтобы нам никаких проблем не было. То есть мы не хотим ни в очереди вас пропустить, ни потерпеть, что ребенок плачет. Вы сделайте так, чтоб ребенка никогда не обижать, но чтобы нам всем ничем при этом не поступаться». Но это же невозможно!

Илья Суслов: Мне кажется, выражением «яжемать» часто описывают социально нереализованных женщин или таких, которые чувствуют себя несчастными. Дав жизнь другому, они могут наконец ощутить себя значимыми. А еще мы слышим послания, продиктованные демографической политикой страны: «Рожайте! Дети нужны!»

Получается, родив, женщина делает что-то хорошее не только для себя, но и для общества, государства. Она победительница и считает себя вправе ожидать восхищения и благодарности. Она получает это в некотором объеме: семья рада, государство платит пособие, встречные иногда улыбаются. Но вдруг она натыкается на чье-то неприятие. Не все спешат оценить ее подвиг. Несбывшиеся ожидания рождают обиду. Женщина, которая только через рождение ребенка смогла самоутвердиться, будет возмущена. И это может заставить ее вести себя провокационно, эпатажно.

«Яжемать»: боль, гнев и любовь

А женщины с детьми действительно требуют к себе особого отношения?

Ксения Красильникова: По-моему, фраза «яжемать» — признак дискриминационного отношения к матерям. Не помню, чтобы я хоть раз наблюдала сверхтребования к окружению со стороны женщин с детьми, чтобы они себя вели неадекватно. Бывало, просили пропустить их в очереди, но всегда вежливо. Я вижу враждебность скорее со стороны общества. Например, я хочу выйти с ребенком на прогулку. С каким количеством препятствий я столкнусь? Как с коляской пройду через двойные двери магазина, где нет пандуса? Как попаду в автобус? Что, если ребенок там заплачет? А если мне нужно будет его покормить грудью, с какой реакцией я столкнусь?

Л.П.: Согласна с Ксенией! Я никогда не встречала особо настырных «яжематерей», которые распихивали бы окружающих, чтобы их пропустили без очереди. Обычно мамы с детьми стоят в очередях так же, как и остальные. Бывает, кто-то скажет: «Пройдите с ребеночком, он у вас засыпает…» И мамы робко и благодарно откликаются, а иногда даже отказываются, чтобы не привлекать к себе внимания… Опять же, многие современные мамы росли в семьях, где не считалось, что ребенок — большая ценность. Они сами в детстве часто не получали внимания, понимания, утешения. И иногда своим поведением стараются это компенсировать: «Буду поступать по-другому!»

Тогда что раздражает нас в поведении «яжематерей»?

Л.П.: Негативную реакцию окружающих иногда вызывают не только мамы, но и папы, которые слишком активно вмешиваются, когда им кажется, что их ребенка обидел другой ребенок или, например, педагог. Но ведь у нас целое поколение, с детства привыкшее к тому, что их никто не защищает!

Становясь родителями, они действительно могут излишне агрессивно реагировать в тех случаях, когда их ребенка обижают. Они защищают в такие моменты не только детей, которых, может быть, не так уж сильно и обидели, но и самих себя: тех, маленьких, которые были беззащитны. И да, наверное, иногда перегибают палку. Это понятно по-человечески. Но когда по форме это поведение выходит за рамки «необходимой самообороны», нам неприятно. А может быть, нам хотелось бы, чтобы у нас тоже была «яжемать», которая за нас горой? А нету и не было. И обидно, что у кого-то есть

Чтобы защититься от своей вины, мы стараемся напасть на того, кто о ней напоминает

И.С.: Мне кажется, используют это слово действительно еще и из зависти, скрытой или явной. Например, кто-то не смог завести детей по физиологическим причинам или выбрал карьеру. Некоторым, не имея чего-то, хочется это обесценить. Не могу купить импортную машину — «Все иномарки плохие, надо отечественную брать!». Или нами движет чувство вины: «Я вижу того, кто сделал что-то, что и я должен был бы сделать, общество этого от меня так же ожидало». Чтобы защититься от своей вины, мы стараемся напасть на того, кто о ней напоминает.

СМИ иногда рассказывают о матерях, которые с кулаками кидаются на тех, кто, как им кажется, обидел их ребенка. Или позволяют своим детям кричать в общественном месте, пинать кресло другого пассажира в самолете. Чем объясняются такие случаи?

Л.П.: Бывают клинические или пограничные случаи. И скорее всего, дело тут не в ребенке, не было бы его, было бы «Я же собачник» или «Я же автомобилист»: детей как бы вставляют в определенную матрицу. Но это не феномен, а частные истории, связанные с особенностями психического состояния конкретного человека. Это не основание, чтобы говорить — все матери такие.

К.К.: С послеродовыми расстройствами сталкиваются до 20% женщин1. Это состояние требует поддержки, а иногда лечения, без этого все может закончиться суицидом, иногда с детьми. Потому, на мой взгляд, любое вмешательство общества в состояние матери — через оборот «яжемать», например, или какой-то другой стигматизирующий — может быть для нее губительным.

Л.П.: И потом, если на одной чаше весов у нас ребенок, которого, возможно, шваброй в саду бьют, а на другой — матери, которые вдруг кому-то нагрубят, избыточно пожалуются, да даже сделают из мухи слона, — что важнее? Зато дети не будут чувствовать тотальной беззащитности перед лицом систем, когда ты вообще ничего не можешь сделать и маме рассказать не можешь, а если рассказываешь — она же тебя и ругает.

«Яжемать»: боль, гнев и любовь

Не только бездетные, но и те, у кого есть ребенок, осуждают других родителей…

К.К.: Многих «вдохновляет» на осуждение собственный опыт, который кажется удачным. «Если я не переживала таких трудностей в материнстве, как ты, — значит, я лучше. Делай как я!»

И.С.: Некоторые забывают, что дети различаются по характеру. Бывают тихие, покладистые, и тогда у их пап и мам благополучный опыт воспитания. Они замечают, что какой-то родитель в схожей ситуации не справляется, но при этом не видят, что у него другое количество сил и умений, дети с другим характером. И осуждают: «Ты не можешь, ты нам мешаешь, чего нарожал, раз не справляешься!» Я тоже многодетный отец, бывал в самолетах и поездах и с двумя, и с четырьмя, и с шестью детьми.

Л.П.: Илья, вы можете себе представить такую ситуацию: заходит в троллейбус мужчина с четырьмя детьми, и ему говорят: «Понарожали тут»?

В отношении общества к матерям и к отцам есть разница!

И.С.: Пап все-таки боятся. Попробуй ко мне подойди, я и защититься способен! Если ребенок плачет и я его не могу успокоить, значит, я сделал все, что мог, и я не чувствую вину по этому поводу.

К.К.: Мужской гендер — привилегия. Думаю, отцу сложно прочувствовать на собственном опыте, каково это — встречаться с тем, с чем встречается женщина с детьми, особенно когда рядом нет партнера.

Л.П.: Когда твой ребенок кричит в публичном месте, это неприятно для любого родителя. Но мать столкнется не только с тем, что ребенок плачет: она еще почувствует осуждение окружающих. Даже если те ничего не скажут — она в этот момент слышит все голоса, звучавшие ранее, вспоминает реплики из интернета. Она чувствует, будто про нее думают: «Вот «яжемать», как она воспитывает ребенка! Не может успокоить его, избаловала!» У отца в такой ситуации одна проблема: ребенок плачет. Он вообще не думает, что должен спасти всех вокруг от этого звука. В глазах общества папа не виноват. Это не он ребенка избаловал, не он плохой отец. А мама была бы виновата.

В нашем обществе родившая женщина будто бы должна всем вокруг, не только своему ребенку

Поэтому выражение «яжеотец» не пользуется такой же популярностью?

И.С.: От мужчины общество и не ждет, что он справится. Справиться может только мать, а раз она сейчас не может — ну ладно, потерпим! Отцы тоже, наверное, чувствуют это: «Я сейчас делаю не свою работу, а материнскую. Я и так молодец, что я держу ребенка!»

К.К.: Мне бы хотелось, чтобы в обществе будущего не было идеи о том, что работа делится на материнскую и отеческую. Мечтаю, чтобы папы не «помогали» женам с детьми, а полноценно участвовали в воспитании. Женщины обладают меньшим числом привилегий, чем мужчины. Иметь детей — это дополнительный дискриминационный мотив, потому что родившая женщина будто бы должна всем вокруг, не только своему ребенку. К тому же мысль об идеальном материнстве добавляет еще и внутренних требований к себе, ведь мы хотим вырастить поколение счастливых детей.

Что мы можем сделать, чтобы женщинам с детьми стало легче? Чтобы меньше было грустных, а порой и пугающих историй о матерях…

Л.П: Я бы обратила внимание на то, как редко мамам помогают. Когда-то мой старший ребенок был совсем маленький, ему было около года, я летела с ним одна из Ташкента в Москву и уже представляла себе эти четыре часа в самолете. Он не будет спать, грудью не заткнешь. Ни поесть, ни в туалет сходить. А когда я села в самолет, рядом со мной оказались две англоговорящие старушки. Увидев моего белокурого младенца, они сказали: «О, какой сладкий». Все! У меня был самый лучший полет в жизни. Они забрали ребенка, четыре часа с ним сюсюкали, умилялись. Я смогла поесть, поспать и отдохнуть. Ребенок был в восторге, они в восторге, и я тоже.

Всем было бы легче, если бы мы помогали друг другу. И дети бы не орали, изможденные мамы не срывались бы на детей, и старушки бы летали, не слушая вопли ребенка, а делая ему козу и получая от этого удовольствие. Почему такая простая возможность не приходит в голову? Дети ведь правда требуют много сил. Если же мы раздражаемся по поводу чужих детей, полезно задавать себе вопросы: «Что со мной сейчас происходит, почему я так переживаю?» Рефлексия всегда лучше, чем ее отсутствие.

К.К: Мой личный мир был бы краше, если б матерей хотя бы не осуждали или осуждали меньше. Поддержка по запросу также была бы не лишней. Это намного лучше, чем давать советы вроде «шапочку надень», тем более если совета не спрашивали.

И.С.: Знаете, мы с вами и так делаем чудо. Наши дети уже получили и получают гораздо больше тепла и добра, чем мы в свое время от родителей. Нам дали любви в свое время на сто рублей — а мы с вами даем на тысячу. И есть надежда, что следующие поколения будут добрее не только со своими детьми, но и с окружающими. Мы все родом из общества, в котором было принято критиковать, выносить оценки всем вокруг. Поэтому нам сложно, во-первых, не осуждать других, а во-вторых, отказаться от идеи всех «спасти», всем помочь хотя бы советом. Но мы можем к этому стремиться.

1 См. «Депрессия — распространенное заболевание, и больным необходимы поддержка и лечение» на сайте who.int/mediacentre

Поделитесь с нами своим мнением

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × пять =

шестнадцать + 8 =